Cочинение «Интерпретация мифологического образа русалки в сказке Х.-К. Андерсена «Русалочка»

Происхождение мифологической русалки в европейских, славянских мифах связано с ее изначально человеческой сущностью, т. к. она из человека путем насильственной смерти превращается в русалку. Женщина теряет человеческую сущность и становится существом потустороннего мира, живущим после смерти. Жизнь после смерти, по представлениям наших предков, существовала в самых разных вариантах: вампиры, привидения, водяные и т. д. Превратившись в русалку, это существо мстит людям за свою гибель. Живет, обитает она при этом в человеческом мире. Особой сказочной cреды обитания у мифологической русалки нет. В предыдущей главе мы останавливались на видах мифологических русалок и местах их обитания. Напомним, что они живут в полях, в лесу, на деревьях, в воде. Нет и границ между человеческим миром и русалочьим. Русалка легко вступает в контакт с человеком и находится с ним в сложных отношениях.

Андерсен, стирая грань между сказкой и реальностью, оставляя за своей героиней некоторые мифологические черты, русалочку изначально делает существом особого мира, иного, сказочного. Русалка Андерсена – это русалка не мифа, а сказки, так как именно сказка предполагает наличие особого мира, особого царства, отделенного от человека некой границей. Этой границей в сказка Андерсена становится поверхность воды. Эта та грань, куда не пускают русалочек, потому что они живут в другом мире. Этот мир особый, он наделен множеством конкретных черт и деталей. Но жизнь в нем строится по типу жизни и отношений человеческого мира. Человеческие отношения, человеческие характеры, вполне человеческие занятия, человеческое обустройство жилья и семьи. Вот как рисует автор мир русалок в сказке. «На самом дне живут русалки. Не подумайте, что там, на дне, один белый песок; нет, там растут невиданные деревья и цветы с такими гибкими стеблями и листьями, что они шевелятся, как живые, при малейшем движении воды. Между ветвями шныряют рыбы большие и маленькие – точь-в-точь как у нас птицы. В самом глубоком месте стоит коралловый дворец морского царя…»

Уже только по этому описанию русалочьего мира мы видим, что их мир очень напоминает человеческий: стоит дом-дворец, растут деревья, плавают рыбы.

У русалочки есть семья, но матери у нее нет. «Морской царь давным-давно овдовел, и хозяйством у него заправляла старуха мать, женщина умная, но очень гордая своим родом: она носила на хвосте целую дюжину устриц, тогда как вельможи имели право носить всего-навсего шесть. Вообще же она была особа, достойная всяческих похвал, особенно потому, что очень любила своих внучек…» Если убрать из цитаты «устриц на хвосте» и определение царя «морской», мы увидим признаки человеческого мира, обыкновенную человеческую семью, где домом заправляет бабушка, заботясь и о сыне, и о доме, и о маленьких внучках, рассказывая им сказки и истории.

Мы знаем множество людей, которые гордятся своей родовитостью или какими-то заслугами, наградами. Вот и старуха-русалка «носит на хвосте целую дюжину устриц». Припомнив, чем занимаются дети в нашей жизни, мы также можем заметить сходство в поведении и занятиях маленьких русалочек и детей. «День-деньской играли принцессы в огромных дворцовых залах, где по стенам росли живые цветы. В открытые янтарные окна вплывали рыбки, как у нас, бывает, влетают ласточки; рыбки подплывали к маленьким принцессам, ели из их рук и позволяли себя гладить.» Этих рыбок можно сравнить с домашними животными, которых кормят дети и играют с ними.

«Возле дворца был большой сад… У каждой принцессы был в саду свой уголок; тут они могли копать и сажать, что хотели. Одна сделала себе цветочную грядку в виде кита, другой захотелось, чтобы ее грядка была похожа на русалочку, а самая младшая сделала себе грядку круглую, как солнце, и засадила ее ярко-красными цветами.» Русалочки – это дети, обустраивающие свой маленький уголок, заботящиеся о таком же маленьком существе, как они сами.

Больше всего на свете, как известно, дети любят слушать сказки, которые рассказывает им именно бабушка, знающая жизнь, истории о чем-то еще неизведанном детьми, но очень желанном. Андерсеновские русалочки не лишены и этой радости. «Больше всего любила русалочка слушать рассказы о людях, живущих наверху, на земле. Старухе бабушке пришлось рассказать ей все, что она знала о кораблях и городах, о людях и о животных. Особенно занимало и удивляло русалочку то, что цветы на земле пахнут, – не то что тут, в море! – что леса там зеленые, а рыбы, которые живут в ветвях, звонко поют. Бабушка называла рыбками птичек, иначе внучки не поняли бы ее: они ведь сроду не видывали птиц.»

Все, что происходит в русалочьем мире в сказке Андерсена, оказывается связанным с человеком, с его жизнью, с традициями и праздниками, например, праздник совершеннолетия, когда человек уже считается взрослым, получает, с одной стороны, больше обязанностей, а с другой – больше прав.

«Когда вам исполнится пятнадцать лет, – говорила бабушка, – вам тоже разрешат всплывать на поверхность моря, сидеть при свете месяца на скалах и смотреть на плывущие мимо огромные корабли, на леса и города!» Для мифологического существа, обитающего в некой иной среде и появляющегося перед человеком есть, по представлениям людей, определенные дни и сроки. Например, русалочья неделя – это время, когда русалки наиболее активны, они как бы получают право выходить к человеку; это время, когда у русалок есть шанс обрести бессмертную душу (весна).

Эту идею того, что у русалок есть свое время выхода из своего замкнутого мира, Андерсен тоже использует в сказке. Но и праздники русалок Андерсен приближает к человечьим.

Праздник совершеннолетия – это право для человека перейти рубеж, право увидеть другой, взрослый мир. И каждая русалочка у Андерсена видит в этом мире что-то свое. Этот прием используется для того, чтобы показать удивительность, привлекательность, притягательность, очарование обыкновенного человеческого мира. Мы видим, что внешне Андерсен отделяет подводный мир водной границей от человеческого, но в тоже время сам этот сказочный мир организует и показывает именно как человеческий.

Происхождение русалочки в сказке Андерсена остается мифологически загадочным. Если в мифологии русалочий мир – это мир умерших неестественной смертью, то в сказке Андерсена мир русалок существует сам по себе, откуда он появился – не понятно, но ясно, что с появлением человека этот мир никак не связан. Русалки живут издавна на дне, существуют сами по себе, причем им даже отмечен срок жизни – триста лет. Этот срок большой, но он определен, значит, русалки не бессмертны.

Русалки – существа другой стихии с обыкновенными возможностями для существ именно этой стихии: возможностей превращения, видоизменения у них нет. Они могут быть только русалками. Если они отказываются от своей сущности, то должно произойти чудо и колдовство, которое не они сами совершают.

Таким образом, создавая сказочный подводный мир русалок, Андерсен отказывается от мифологического объяснения существования этого мира, в пользу сказки – он есть потому, что был всегда. И сам этот мир живет по законам человеческой жизни, человеческих отношений. Мир сказочный, подводный, нечеловеческий, но возможности, которыми обладают его герои, обычные, не сказочные. Чудеса и на земле, и под водой – удел ведьм и колдунов, а не рядовых обитателей.

Интересно, что у этого сказочного подводного мира есть не только свои ведьмы, но и своя мифология. Если, как мы знаем, у людей есть миф о русалках, то у русалок, в свою очередь, есть миф о людях. «Старухе бабушке пришлось рассказать ей все, что она знала о кораблях и городах о людях, и о животных. Особенно занимало и удивляло русалочку то, что цветы на земле пахнут, – не то что тут, в море! – что леса там зеленые, а рыбы, которые живут в ветвях, звонко поют. Бабушка называла рыбками птичек, иначе внучка не поняла бы ее: они ведь сроду не видывали птиц.» У русалок существует культ мифологического существа – человека. В садике одной из принцесс стоит статуя мраморного мальчика, русалочки сажают цветы и мечтают о человеческих радостях.  Жизнь на земле для них прекрасна.

(Прочитано всего: 218, прочитано сегодня: 1)